Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Жужа

НУ ВОТ И ВСЁ.

Судя по всему бал окончен.
Начинаю паковать вещи.
Какое-то время еще буду картинки постить, но ухожу, как ни жаль.
Хорошее было время. Но одних уж нет, а те далече.
Жужа

Про писать.

Лев Лосев:
"Писать трудно всем, кроме халтурщиков и графоманов. Почему же одни талантливые писатели пишут из года в год толстые тома, а у других талантливых писателей за всю жизнь на том не накопится?
Разница, главным образом, не в личных обстоятельствах, а в личностных. Обильно пишут те, для кого художество есть средство поиска и утверждение истины - в обществе, в истории, в самом себе. Те же, для кого цель художества - художество, пишут скупо.
Первый - достоевско-толстовский тип писателя - основной в русской литературе, второй - флоберовский - довольно редок……Так называемая эстетская позиция обрекает писателя на значительно более мучительные отношения с жизнью, чем любая иная.
Если писатель - художник и только, тогда ни вера, ни знания, ни интеллектуальные способности не приходят ему на помощь. Все, что имеется в его распоряжении, - это жизнь, которой он живет, и слова. Довлатов принадлежал к этой относительно редкой породе писателей. Он эстетизировал жизнь, о чем бы ни писал, в том числе и о пьяной солдатне, о лагерных паханах и петухах или о подоночных журналистах. Докладов выстраивал лучшие слова в лучшем порядке….и все эти случайные, слабые, заурядные человеческие отношения, "вся эта паутина земли", по выражению одного из любимых Довлатовым американских прозаиков, становилась сущностной, значительной и необыкновенно интересной.
Довлатов знал секрет, как писать интересно. То есть, он не был авангардистом. После многих лет приглядывания к литературному авангарду, я понял его главный секрет: авангардисты - это те, кто не умеет писать интересно. Чуя за собой этот недостаток и понимая, что никакими манифестами и теоретизированиями читателя, которому скучно, не заставишь поверить, что ему интересно, авангардисты прибегают к трюкам.
Те, что попроще, сдабривают свои сочинения эксгибиционизмом и прочими нарушениями налагаемых цивилизацией запретов. Рассчитывают на общечеловеческий интерес к непристойности. Те, кто поначитанней, посмышленее, натягивают собственную прозу на каркас древнего мифа или превращают фабулу в головоломку. Расчет тут на то, что читателя увлечет распознавание знакомого мифа в незнакомой одежде, разгадывание головоломки. И этот расчет часто оправдывается.
Чужое и общедоступное, не свое, не созданное литературным трудом и талантом, подсовывается читателю в качестве подлинного творения. Это можно сравнить с тем, как если бы вас пригласили на выступление канатоходца, а циркач, вместо того, чтобы крутить сальто на проволоке, разделся догола и предложил вам полюбоваться своими интимными местами. Или вместо того, чтобы ходить по проволоке, прошелся бы по половице, но при этом показывая картинки с изображениями знаменитых канатоходцев. ".

отсюда