?

Log in

No account? Create an account
миша [userpic]

Лувр_13. Фра Анжелико.

March 14th, 2015 (01:06 pm)

Фра Беато Анжелико (1400-1455) монах-доминиканец, начал с книжных иллюстраций и закончил фресковыми росписями в Ватикане.
Беато - блаженный, Анжело - ангельский. Полностью прозвище звучит "Брат блаженный ангельский" . Имя же по рождению - Гвидо ди Пьетро.
Вазари дал ему это прозвище - Фра Анжелико, народ добавил Беато.
Многое для своего труда о художниках Вазари почерпнул из разговоров с ним.
Николай Гумилёв посвятил ему стихотворение.
В 1984 году причислен к лику святых и считается небесным покровителем всех художников.



Мученичество святых Косьмы и Дамиана, 1438-43.

Было таких святых не одна, а целых три пары: асийские, римские и аравийские. Жили примерно в одно время. И все врачи. Ассирийсие прославились тем, что пришили женщине ногу мавра, пересадили то есть, потом поссорились до смерти из-за яйца, которое один из братьев взял в знак благодарности от настаивавшей на том пациентки (они были принципиальные бессребренники). Римских убил учитель-завистник, они уже лечили императоров, а у него карьера не задалась. А эти, что на картине,аравийские. Не потрафили они гегемону Лисию по религиозному вопросу и велел он их убить. Но они ни в огне не горели, ни в воде не тонули, и камни и стрелы от них отскакивали. Тогда им просто отрубили головы:



Этот момент изображен, не смотря на ужас и трагизм события, невероятно красочно, празднично и, не побоюсь этого слова, изящно. Помню как еще студентом, впервые увидев, поразился этому казалось бы несовместимому единству именно на этой картине.

Тут еще надо пояснить почему столько жертв, целых пять: с докторами заодно еще трем христианам головы отрубили. Видите - три головы уже лежат, еще одному в следующее мгновение отрубят,



и еще один ждет смиренно:



И посмотрите как разложены фигуры по времени действия и напряженности цвета: желтый - ждет, красному - рубят, а трое синих, уже безголовых демонстрируют три фазы: стояние после удара, падение и лежание. Дурацкие какие-то слова, но это именно так.

Расслабленные модно одетые воины смотрят на всё это и комментируют, судя по жестам, а один вроде как у соседа спрашивает, мол, ну что, этого в желтом ты или я? А может наоборот, надоело ему на кровищу смотреть и он предлагает: может отпустим хоть этого? И может тот, что с палкой полосатой в руках и есть настырный злобный гегемон.

Бенуа:
"Замечательная, чисто ренессансная черта сказывается в творчестве Беато Анджелико в том, что он знает меру всему и не отвлекается в ненужную громоздкость, не "хвастает" знаниями или выдумкой. Этим он сильно отличается не только от суетных нидерландцев, но и от всех более "светских" художников своего поколения, и ближе всего подходит к Мазаччио. Фра Беато, при всем своем "средневековье", не означает, во всяком случае, какого-либо отступления от "стиля", от выработки благородного тосканского вкуса. Несмотря на всю свою нежность, на женственный характер своего творчества, он отнюдь не отклонение в сторону на пути от Джотто к Рафаэлю, но одна из главных вех на этом пути."

"Ребячество фра Беато только кажущееся; под ним кроется нечто уходящее за пределы человеческого рассудка."

"Что же касается до поэзии замысла, до вложенного в картины чувства, то, действительно, во всей истории искусства не найдется художника, который мог бы сравниться с этим святым живописцем. Чистая, глубоко религиозная поэзия сказывается и в пейзаже Анджелико; прелестные пейзажные схемы встречаем мы у дон Лоренцо Монако, но у Беато они получают иное развитее, превращаются в идеальные и очень разнообразные "типы", в целый мир божественного спокойствия и нежного умиления."

"Горы и скалы фра Анджелико часто имеют еще вид вырезанных из какой-то розовой массы (сцена у моря в Ватиканской Пинакотеке); однако и в этой области он не только не отстает от своих современников, но скорее идет впереди них. Как-никак, но при помощи этих скал он достигает иллюзии грандиозности и простора.

"Фра Беато - большой любитель растительного царства. Никто, как он, не умел передать прелесть райских садов, лужаек, испещренных нежными цветками, красоту вырисовывающихся на светлом горизонте деревьев. Правда, и он еще пользуется готовыми схемами. Листва у него лишена жизни, очертания слишком резки, иногда прямо схематичны. Но ведь теми же схемами художники продолжали пользоваться до самого конца XV века (до Перуджино), и, во всяком случае, фра Беато пользовался ими с большим пониманием природы и большим вкусом, чем его сверстники и последователи.

"Неправы и те, кто умаляет значение фра Беато как живописца, выдвигая лишь содержательную, поэтическую сторону его творчества. Монах-художник, подобно некоторым монахам-архитекторам, был самым передовым знатоком своего дела, строго соблюдавшим все усвоенные законы его и одолевшим все его трудности."

Comments

Posted by: talkingfisch (talkingfisch)
Posted at: March 14th, 2015 11:04 am (UTC)

Большое спасибо за пост - очень интересно!

Posted by: asa_ru (asa_ru)
Posted at: March 14th, 2015 06:29 pm (UTC)

сейчас так же изящно игиловцы работают...

Posted by: bartoli (bartoli)
Posted at: March 14th, 2015 07:44 pm (UTC)

Спасибо

3 Read Comments