?

Log in

No account? Create an account
миша [userpic]

Лувр_12. Пармиджанино.

March 11th, 2015 (11:29 pm)

Джироламо Франческо Мария Маццола (более известный под прозвищем Пармиджани́но) прожил 37 лет.
1503-1540
Пармский художник, сын пармского художника, представитель маньеризма, один из его столпов.
Первую картину написал в 16 лет. В 17 уже получил заказ на цикл фресок для украшения покоев Паолы Гонзага. В 21 вместе с дядьями, тоже художниками, едет в Рим, изучает искусство.
"Особенно преклонялся он перед творениями Микеланджело Буонаротти и Рафаэля Урбинского".

Автопортрет. Он не в Лувре, в Вене, но все же показать его надо. У меня в общежитии долго висела репродукция, потом задевалась куда-то. Очень вдохновляло:



Здесь ему двадцать лет.
Вместе с несколькими другими своими картинами Пармиджанино подарил этот автопортрет римскому папе Клименту, который, "увидев работы и столь юного Франческо, был поражен /.../. И его святейшество тут же, оказав ему много милостей, заявил, что желает передать Франческо роспись Папской залы".

Вазари: "...начал он однажды писать самого себя, глядясь в зеркало, состоящее из двух полушарий, какие бывают у цирюльников. Занимаясь этим, он обратил внимание на несообразности, которые образуются из-за круглости зеркала на закруглениях: как изгибаются балки потолка, как странно сокращаются двери и целые здания, и захотелось по собственной причуде ему все это воспроизвести. И потому, заказав точеный деревянный шар и расколов его пополам, он на одном из полушарий, равном по величине зеркалу, с большим искусством начал воспроизводить все, что видел в зеркале, и в особенности самого себя так близко к натуре, что и оценить это и поверить этому было бы невозможно, а так как все предметы, приближающиеся к зеркалу, увеличиваются, а удаляющиеся уменьшаются, он изобразил рисующую руку несколько более крупной, как видно в зеркале, и настолько хорошо, что она казалась совсем настоящей. А так как Франческо был очень красив и лицо его, и наружность были очень изящными, скорее ангельскими, чем человеческими, то и изображение его в этом шаре казалось божественным, и так счастливо удалась ему вся эта работа, что написанное не отличалось от действительного, так как блеск стекла, все подробности отражений, свет и тени были столь подлинными и верными, что большего от человеческих способностей ожидать было невозможно."

Бенуа: "Этот портрет является одной из самых совершенных имитаций видимости и мог бы, вероятно, соперничать с виноградом Зевксиса и занавеской Парразия. /.../Опыт, увенчавшись полным успехом, произвел в свое время сенсацию, и даже для нашего "выдрессированного" фотографией глаза этот кунштюк не потерял своей силы иллюзии. Портрет этот относится к самому началу деятельности Франческо, и, очевидно, его возникновением мы обязаны тем впечатлениям, которые юноша получил от "иллюзионных" произведений Корреджо. Однако в дальнейшем он увлекся другими задачами и весь отдался какой-то мании, которую можно бы характеризовать "живописным плясом".

Он работал в Парме, Риме, Болонье. Шли бесконечные войны, приходилось бросать недоделанную работу, бежать, в том числе и из Рима, когда в его мастерскую ворвались солдаты. Слава богу его не тронули, и картины тоже, понравились значит. Потом приходилось возвращаться и заканчивать, но часть его работ так и осталась незавершённой.

Работал почти всегда один, видно натура была непростая. Иногда, неудовлетворенный тем что получалось, он бросал работу незаконченной, как это было со знаменитой "Мадонной с длинной шеей".
В Лувре нашлась такая его недописанная картина, вариант композиции Рафаэля "Мистическое обручение св. Екатерины":



На ней хорошо виден метод ведения работы художником. Светлосерый грунт, белилами легко и точно проложены света, слегка смоделирована форма; голова центральной фигуры более проработана, чем другие, там больше валеров и цвета:



Младенец же еще не тронут, и понятно почему. Потому же, почему пейзаж сзади почти закончен - художник ведет работу от заднего плана к переднему, чтобы не иметь потом проблем со стыками цветов и форм разных планов.

Оставленный серый в тенях будет просвечивать сквозь тонкий слой красок и лессировок, объединяя их и придавая им неповторимый серебристый оттенок.



По нынешним временам это вполне себе законченный портрет:



Смотрится весьма современно, какой-то хипстер, программист молодой, может поэт, явно пятая колонна, может даже похож на кого-то из ваших знакомых.

Пармиджанино имел натуру непростую, богатства не нажил, пытался поправить дела пытаясь создать золото из ртути и свинца, модное было увлечение. Оно отвлекало его от работы. В конце концов за неисполнение очередного заказа в срок он был приговорён к тюремному заключению (1539), выпущен под залог, бежал из Пармы в городок Казальмаджоре. Умер там же.

Вазари: "В конце концов Франческо, все ещё увлекаясь этой своей алхимией, превратился, как и все другие, однажды на ней помешавшиеся, из человека изящного и приятного в бородатого, с волосами длинными и всклокоченными, почти дикого, совсем не такого, каким был раньше, и после того как он так опустился и стал нелюдимым и мрачным, напали на него тяжкая горячка и жестокий понос, вследствие чего через несколько дней он отошел к лучшей жизни, положив тем самым конец тягостям мира сего, в котором не познал он ничего, кроме тоски и докуки."

Автопортрет последнего года жизни:



По словам Вазари, причиной его смерти послужило отравление веществами, используемыми в алхимических опытах «Меркурием, или ртутью». Пармиджанино пожелал быть погребённым «нагим с архипастырским крестом на груди».

Бенуа в своей книге весьма критичен, но признает многие его достоинства:

"Микель Анджело и Корреджо - настоящие родоначальники барокко, но их искусство слишком возвышенно и по существу неподражаемо. Напротив того, все легкое, жеманное, кокетливое искусство Пармеджанино - которое можно, пожалуй, охарактеризовать словами "элегантная карикатура на Корреджо" - получило значение общедоступной школы модного вкуса. О нем скорее всего думаешь, изучая, например, фламандцев, французов, немцев XVI века. Весьма многие художники, старавшиеся угнаться за Микель Анджело, на самом деле близко подходят только к Пармеджанино."

"Многое ... перешло от Пармеджанино и к таким колоссам, как Греко и Тинторетто."

"... в общей истории живописи Пармеджанино играет очень крупную, но все же скорее отрицательную роль. Это виртуоз - и только. Но какой это виртуоз, какой это мастер линии, какой неисчерпаемый композитор, не знающий, что такое трудности! Поставленные рядом с Корреджо произведения Пармеджанино теряют чрезвычайно./.../ Эти изящные девы, эти грациозные святые так же, как и крутящиеся орнаменты, - лишь декорация, ничего не выражающая и ни в чем не убеждающая. Однако взятые сами по себе, каждая из этих фигур чарует стройностью, уверенной осанкой, живописностью - это идеальные украшения, вплетенные в общий рисунок узора изумительным знатоком линий и форм."

Comments

Posted by: 55nika (55nika)
Posted at: March 12th, 2015 03:02 am (UTC)

очень интересно,спасибо. автопортрет потрясающий

1 Read Comments